nomen_nescio: (Default)
Редко думают о том, что произошедшее с Ишмаэлем - это некая мини-акеда. Сначала Авраам берёт в наложницы Агарь, так как Сара бездетна и обещание Бога не осуществляется. У неё и Авраама рождается сын - и любимый, ведь Авраам молит Бога о его жизни (а об Ицхаке не молит). Потом приходится изгнать этого сына, и к тому же изгнать Агарь. Заметим, что Рамбам считает и взятие Агарь, и её изгнание, и изгнание Ишмаэля отдельными испытаниями Авраама! А почему, с точки зрения Рамбама, изгнание Агари - это испытание для Авраама? Потому что Авраам её любит (обычной древней любовью, зависящей от количества детей).
nomen_nescio: (Default)
Один из уроков истории жертвоприношения Авраама - настоящее пророчество ни с чем невозможно спутать. Если бы у Авраама были хоть малейшие основания предположить, что голос, велящий ему убить сына в нарушение всех предыдущих Божественных обещаний и тем самым разрушающий весь смысл его пребывания на этой земле и на этом свете - не голос Бога, а просто галлюцинация, он бы не пошёл резать Ицхака. Как минимум, он подождал бы более существенных подтверждений.
Отсюда следует, что если пророк сомневается в том, что он пророк, то он не пророк.
nomen_nescio: (Default)
На вчерашней лекции о споре человека с Богом родилась такая мысль.
Когда Бог говорит Авраѓаму: "вопль Сдомский и Аморский, велик он, и грех их, тяжел он весьма. Сойду же и посмотрю: если по мере дошедшего ко Мне вопля его поступали они, тогда – конец! а если нет, то буду знать" (Берешит, 18:20-21), Авраѓам взывает к Божественному правосудию. Почему именно к правосудию? Потому что в предшествующем стихе ему сказано: "Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя соблюдать путь Г-сподень, творя добро и правосудие" (стих 19). А как Авраѓам взывает?
"Неужели Ты погубишь праведного с нечестивым? Может быть есть пятьдесят праведников в этом городе? Неужели Ты погубишь, и не простишь места сего ради пятидесяти праведников в нем? Неблагопристойно Тебе делать подобное, чтобы погубить праведного с нечестивым и чтобы праведный был, как нечестивый; неблагопристойно Тебе это! Неужели Судья всей земли не учинит правосудия?" (стихи 23-25). Другими словами: если погибнут грешники - это правосудно, всё правильно, но если вместе с ними погибнут праведники - это неправосудно!
Что отвечает ему Бог? "И сказал Г-сподь: если Я найду в Сдоме пятьдесят праведников внутри города, то Я прощу всему месту ради них" (стих 26). Ну а это - разве это правосудно?
Оставить праведников в живых - всё правильно, но оставить в живых грешников, заслуживающих смерти? Где здесь правосудие? Настоящее правосудие - то, что было сделано на деле, извлечение Лота из Сдома и уничтожение всех остальных. Почему Бог сразу этого не сказал?
Потому что Авраѓам перемешал две области этики. "Неблагопристойно" - это из правосудия, а "простишь ради пятидесяти праведников" - это из милосердия. Бог-то решил осуществить правосудие, и осуществил, но если уж Авраѓам свернул на путь милосердия - поговорим о нём и о его пределах.
Только вот... выше было сказано: "утаю ли Я от Авраама, что Я сделаю?" (стих 17). И утаил ведь! Потому что нечего мешать две области и проявлять нелогичность.
nomen_nescio: (Default)
В нескольких версиях мидраша, говорящего о духовных поисках Авраѓама, перечисляются объекты, которым он решал было поклоняться. Вот версия из Мидраш ѓа-гадоль, Лех леха 12:
Авраѓам размышлял и думал: Следует поклоняться земле, ведь она даёт нам пищу. Но когда он понял, что земля нуждается в дожде и без дождей ничего не даёт, сказал: Не стоит поклоняться ей. Увидел он солнце, освещающее мир и взращивающее растения, и подумал: следует поклоняться ему. Но когда увидел, что солнце заходит вечером. он сказал: Нет, всему причиной Бог!
В других вариантах упоминаются ещё звёзды...
Вопрос: какой существенный элемент упустили эти палестинские мидраши, описывая жизнь Авраѓама, жившего в Ур-Касдиме, низовье Междуречья?
nomen_nescio: (Default)
Авраѓам, споря с Богом, говорит: "Недостойно Тебя убивать праведника вместе с нечестивым! Судия всей земли - и не сотворит правосудия?"
А Бог ему говорит: "Правильно, Авраѓам! Я и не собираюсь творить правосудие. Я собираюсь творить милосердие. Если найду 50 праведников - помилую грешников. Нет, 45... 40... 30... 20... 10. А вот если не найду десяти... посмотришь, что Я сделаю".
И Бог выводит четверых праведников из города - и творит правосудие, уничтожая оставшихся грешников. А Авраѓам просто не понял и зря кипятился.
nomen_nescio: (Default)
С урока:
Как говорил р.Шлойме Фишер, "сказал один хохом из хахмей умойс а-ойлом" (мудрец из мудрецов народов мира), что самым тяжёлым испытанием Авраѓама был поход с горы Мория обратно в Беэр-Шеву".
Это Кьеркегор, конечно.
Наш преподаватель в своё время спросил р.Шлойме: "Но ведь такие идеи есть и у еврейских комментаторов..."
Р.Шлойме ответил: "Ойлом (т.е. "все") знают эту идею от имени этого хохома, значит, пусть так и будет".
Редко я встречал такой "кредит" христианскому философу из уст харедимного раввина.
nomen_nescio: (Default)
По следам этого анализа акеды: http://nomen-nescio.livejournal.com/1185601.html
В пиютах (палестинских и европейских) постоянно поднимается тема акеды. "Воззри на заслуги Авраѓама и Ицхака и защити нас!" Почему? Возможно, потому, что авторы пиютов чувствовали солидарность с Авраѓамом. Он ведь шёл на акеду в обстановке расторгнутого завета с Богом - и при этом желая его соблюсти. Эпоха же пиютов - это время, когда произошли три события, никак не предсказанные Торой и пророками: а) язычники разрушили Второй храм, б) христиане, опираясь на Танах, победили язычников и преследуют евреев, в) появились мусульмане, о которых вообще ни звука в традиции нет.
А избавления всё нет и нет. А страдания всё тяжелее. А со всех сторон нам говорят: дураки, разуйте глаза! Бог давным-давно вас бросил ради нас (нет, ради нас!) И многие из нас поддаются...
Воззри же, Боже, на заслуги упрямого Авраѓама, который вопреки здравому смыслу, Божественному завету и Божественному запрету шёл выполнять Твоё веление! И нас вспомни.
nomen_nescio: (Default)
Недавно на уроке мы обсуждали 24 главу книги Берешит - сватовство Ривки. Заканчивается она тем, что слуга Авраѓама приводит Ривку, а Ицхак как раз пришёл от колодца Лахай-Рои (стих 64). Зачем это говорится? Мидраш говорит: он ходил за Агарью, чтобы вернуть её к Авраѓаму, дабы тот снова на ней женился.
Понятно, что мидраш странный: ведь колодец Лахай-Рои упоминается при первом бегстве Агари (Берешит, 16:14), а после второго изгнания она заблудилась в пустыне Беэр-Шева, а жила потом в пустыне Паран. Кроме того, новую жену Авраѓама звали Кетура, а не Агарь. Зачем же он нужен?
Он показывает, что:
а) Ицхак, узнав, что отец собирается его женить, подумал: а ведь отец мой тоже неженат, вдовец. Надо и о нём позаботиться.
б) Агарь - и сын её Ишмаэль - были изгнаны по настоянию Сары, а Авраѓам их изгонять вовсе не хотел. Теперь же, после смерти Сары, велики шансы того, что Авраѓам захочет вернуть себе мать своего первого сына, которого он так любил (и по Берешит, 17:18, и по мидрашу к Берешит, 22:2). Тем не менее Ицхак идёт возвращать мать своего конкурента - и по собственной инициативе! Почему же? Потому что это "наш человек", она долго жила в доме Авраѓама и получила соответствующее воспитание. Никакая другая жена - ни из местных, ни из дальней родни - не будет соответствовать той идеологии, которую проповедует его отец.
Примерно так же рассуждает и его отец, запрещающий своему слуге брать для Ицхака жену из местных, которых - вопреки известным мидрашам - Авраѓаму так и не удалось ни в чём убедить.
nomen_nescio: (Default)
С урока Идо Хеврони.
Есть известный мидраш:
Cказал рабби Ицхак: — Это подобно одному [человеку], который шел из [одного] места в другое и увидел горящий замок. Сказал он: — Наверное, у этого замка нет руководителя. Выглянул хозяин замка и сказал: — Я владелец замка! — Так, поскольку праотец наш Авраѓам говорил: — Наверное, у мира нет властелина, — выглянул Святой, благословен Он, и сказал ему: — Я Властелин, Господин всего мира (Берешит раба, 39:1).
Рав лорд Джонатан Сакс в Radical Then, Radical Now обращает внимание на то, что Авраѓам ищет руководителя (מנהיג), а выглядывает хозяин. По мнению р.Сакса (и исследователя, которого он цитирует), "замок" (бира) здесь - это не рыцарский замок, которых не было, а многоквартирное сооружение, как римские дома. У него есть хозяин, но он в нём не живёт, а есть руководитель - управдом. Так вот, Авраѓам видит горящий замок и говорит: где же управдом?! Выглядывает хозяин и говорит: Я хозяин. - Хорошо, ты хозяин, но почему ты не тушишь? - Потому что я хозяин, а не управдом, я вообще живу в другом месте, а управдома нет. А раз ты, любезный, заинтересовался этим вопросом - значит, ты неравнодушен к проблеме, и ты - лучший кандидат на должность управдома!
Так и Авраѓам: видит безобразия, творящиеся в мире (именно безобразия, а не вращение небесных сфер!), и думает: Хозяин, Хозяин, почему Ты не назначаешь управдома?
"Я кричал: вы что там, обалдели?
Уронили шахматный престиж!
А мне сказали в нашем спортотделе:
Вот прекрасно, ты и защитишь" (с).
И Бог заключил с Авраѓамом завет и послал его "творить правосудие и справедливость".
nomen_nescio: (Default)
Откуда Авраѓам знает, что Бог, заключивший с ним личный завет - "Судия всей земли" (Берешит, 18:25)? Даже по мидрашам он самостоятельно додумался только до идеи творца и первопричины. Можно своим умом дойти до теологической физики, но можно ли до теологической этики? Не так просто прийти к идее божественного воздаяния и божественных представлений о добре и зле, просто эмпирически созерцая мир людской. Это тебе не музыка сфер.
nomen_nescio: (Default)
О ней написано так много, что за всю жизнь не перечитать. Тем не менее можно посмотреть на неё с ещё одной точки зрения.
Если бы Авраѓам сразу отказался резать сына, что было бы? Ведь он заступался за жителей Сдома, говоря: "ужасно для Тебя умертвлять праведника вместе со злодеем, разве Судия всей земли не поступит правосудно?" И одно из двух обязательств Авраѓама в завете с Богом - "поступать справедливо и правосудно" לעשות צדקה ומשפט (второе обязательство - обрезание). Авраѓам мог бы сказать: повеление зарезать сына несправедливо и неправосудно. Таким образом, Авраѓам сказал бы: Ты заставляешь меня нарушать завет, а я отказываюсь его нарушать, я желаю его соблюдать, несмотря на Твоё желание его нарушить. И тогда Авраѓам тоже мог быть назван "богобоязненным", как его назвали после акеды, это и была бы настоящая богобоязненность. (Идея Авраѓама Голана). И мы вспоминали бы заслугу Авраѓама, устоявшего в испытании, до сих пор.
Посмотрим с другой стороны. Такое повеление неявным образом означает отмену завета, ведь Авраѓаму было ясно сказано: "в Ицхаке наречётся тебе потомство", а обязанностью Бога в завете было дарование Авраѓаму многочисленных потомков во многих поколениях (и дарование им Земли Израиля). А если повеление зарезать Ицхака расторгает завет, то Авраѓам и Бог отныне - чужие друг другу, никто никому ничего не обязан. И следовательно, Авраѓам не обязан идти на гору Мория резать сына! А он всё же идёт. Таким образом он и здесь говорит: Ты расторгаешь завет, а я отказываюсь его нарушать, я желаю его соблюдать, несмотря на Твоё желание его нарушить. Авраѓам остался в завете, и мы вспоминаем заслугу Авраѓама, устоявшего в испытании, до сих пор.
Своим ходом в этой партии Бог сам себе поставил вилку. Как Авраѓам ни поступи, он выиграл. А как Бог выбрался из этого цугцванга, мы знаем из 22 главы книги Берешит.
nomen_nescio: (Default)
В Рош ѓа-шана вспоминают о жертвоприношении Ицхака. Понятно, что приказ Бога противоречит Его же обещанию, данному Авраѓаму - потомство, которое овладеет землёй. Кроме того, он противоречит Торе, запрещающей человеческие жертвоприношения. Наконец, он противоречит естественной морали, которая, по словам р.Кука в предисловии к "Орот ѓа-кодеш", должна предшествовать страху Божию. Но главный вопрос - какова цена испытания Авраѓама, если оно совершается за счёт другого человека - Ицхака? "Я устрою самосожжение моей жены Галины!" (с). Кроме того, у Авраѓама было нечто подороже Ицхака - как и для каждого человека, для него была дорога его собственная жизнь. Так почему Бог не повелел ему "пойди и зарежься на одной из гор, которую Я укажу тебе"? Это было бы настоящее испытание на самопожертвование, и оно точно так же противоречило бы обещанию, Торе и морали. Можно было бы возразить: ведь Ицхак уже был, он породил бы потомство, и значит, обещанию потомства такая жертва не противоречит. Но почему бы не провести такую проверку до рождения Ицхака?
nomen_nescio: (Default)
(по статье Авраѓама Голана)
Всевозможные объяснения жертвоприношения Ицхака наталкиваются на главную проблему: как Бог может повелеть принести человеческую жертву, если Он это в Торе прямо запрещает и душа наша против этого восстаёт?
Варианты ответа и их недостатки:
четыре )
nomen_nescio: (Default)
Акыдат Ицхак, 21
Что именно имеется в виду в словах «И Бог испытывал Авраѓама»?
Акыдат Ицхак, 21 )
nomen_nescio: (Default)
После того, как имя Аврама изменили на Авраѓам, с ним произошли те же истории, которые происходили до этого.
авраамическое )
nomen_nescio: (Default)
Все удивляются тому, как Авраѓам пошёл резать сына. Дескать, это против всех Божественных обещаний, против того, чему сам Авраѓам учил народ, против природы и против логики. Но не все обращают внимания на то, что не меньшее испытание пережил Авраѓам на самой горе, когда ангел остановил его. Об этом говорят многие мидраши (Йерушалми Таанит 2:4, Берешит раба 56 и др.)
Два приказа. Согласно одному, Авраѓам - символ доброты, любви к Богу и человеколюбия - должен был зарезать своего сына, свою надежду. Согласно второму, Авраѓам, проявивший готовность зарезать своего сына, будучи послушным Божественному приказу, должен отказаться от этого намерения. Как готовность убить, так и готовность не убить неестественны. И за два этих испытания - две награды, приведённые в Торе одна за другой:
"1) Мною клянусь, – говорит Господь, – что так как ты сделал это дело и не пожалел сына своего единственного, То Я благословлять буду тебя, и умножая умножу потомство твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет потомство твое вратами врагов своих.
2) И благословятся в потомстве твоем все народы земли за то, что ты послушался голоса Моего". (Берешит, 22:16-18).
За то, что "сделал" и "не пожалел", твоё потомство будет успешно воевать и овладеет вратами врагов своих.
За то, что "послушался голоса Моего", твоё потомство станет благословением для всех народов.
В первом случае другие народы - враги, которых нужно прогнать из их ворот. Во втором случае - друзья, которые обретут благословения через твоё потомство. Две заслуги у Авраѓама, и в обеих нуждается его потомство.
nomen_nescio: (Default)
כעת חיה (Берешит 18:10)
Ангел провёл на стене черту и сказал Авраѓаму: Когда солнце дойдёт до этой черты, Сара забеременеет. Провёл другую черту: когда дойдёт до этой - родит (Мидраш гадоль Берешит 18:10).
Мидраш воспринимает пастушеский шатёр кочевника Авраѓама как постоянный дом, на котором можно через год посмотреть, дошло ли солнце до данной черты.

См. об этом выражении у Якира Мамлаля
nomen_nescio: (Default)
Как известно, ангелы вывели Лота из Сдома, а город уничтожили (Берешит 19:17). Они послали его в горы, но Лот побоялся туда идти и попросил разрешения укрыться в маленьком городе Бела в той же долине. Поэтому город этот, изначально приговорённый к уничтожению за грехи его жителей, был спасён как место убежища для Лота и назван Цоар (стихи 20-22). Но Лот передумал, побоялся и покинул Цоар - видимо, сразу же после прихода туда, судя по тому, что его дочери были уверены, что все жители долины погибли (стихи 30-31). Город же остался цел - он упоминается в дни Моше (Дварим 34:3).

Вопрос. Поняли ли жители Цоара, что и за что случилось с городами Сдом, Амора, Адма и Цвоим? Узнали ли они, почему спаслись? Какие выводы они сделали из произошедшего? И достигло ли цели Божественное наказание?
nomen_nescio: (Default)
Берешит, 14 глава. Война Авраѓама с 4 царями. Зачем Авраѓам освобождает не только Лота, но и всех жителей Сдома и Аморы и всё их имущество, а потом возвращает их царю Сдома? Чтобы упрочить своё положение, говорит студент. После победы Авраѓам с домочадцами - сильнейшая военная сила региона, к тому же благородный человек (возвращает хозяевам имущество, которое те отчаялись получить, не берёт платы), цари ему благодарны, первосвященник ему хлеб и вино выносит и благословляет его. И недаром мидраш на слова "Ровная долина, она же Царская долина" говорит, что все местные жители собрались и провозгласили Авраѓама царём над собой.
А после этого, в 1 стихе 15 главы: "Не бойся, Авраѓам, Я - твоя защита, твоя награда очень велика". (см. разбор у Нехамы Лейбович) Чего ему бояться? Это его все боятся!
Авраѓам боится того, что обетование Бога "отдам эту землю" уже осуществилось. Он уже хозяин Ханаана. А детей нет. Кому же перейдёт земля по наследству? Вот что значит במה אדע כי אירשנה - "как мне знать, что я её унаследую", что будет наследник престола?
И Бог говорит ему в "завете между рассечёнными": будет, будет у тебя потомство, но землю оно не унаследует. Наоборот, будет оно в рабстве 400 лет и т.д. Авраѓам же успокаивается и готов "отойти в доброй старости": фффуххх, обетование ещё и не начало осуществляться, значит, по нынешнему положению нельзя судить о будущем и это будущее можно представлять сколь угодно радужным. Власть его потомков над Ханааном будет гораздо прочнее, чем его зыбкая власть над нынешними жителями страны.
nomen_nescio: (Default)
А как вы думаете: в чём состояло четвёртое испытание Авраѓама? То есть голод в Ханаане? И выдержал ли он его?
Если "оставит ли он обетованную землю", то...
Если "вернётся ли в Ханаан из Египта, где сытнее", то что ему оставалось делать - его вытурили, а из Египта некуда идти, кроме Ханаана.
Если "не разуверится ли в обетовании", то Авраѓам ведёт себя не совсем по-сионистски: в обетование верит, а из страны обетованной уходит.
Если "отдаст ли Сару", то это пятое испытание (Раши на Авот 5:3).

Profile

nomen_nescio: (Default)
Arye Olman

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:18 pm
Powered by Dreamwidth Studios